Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения

Информация на тему: "основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения" в доступном виде. Если вы хотите задать вопрос, то вы можете это сделать в специальном окне дежурного юриста.

Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения

См., напр.: Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996. С. 151; Сушко В.А. Страхование: Словарь-справочник. М., 1999. С. 117; Агеев Ш.Р., Васильев Н.М., Катырин С.Н. Страхование: теория, практика и зарубежный опыт. М., 1998. С. 258.

Между тем юристы, уделяющие в силу своей профессии больше внимания терминологическим нюансам текстов правовых актов, не могли не заметить этого изменения и теперь стремятся понять его смысл и подоплеку. Может быть, и у них не возникло бы особых проблем, если бы вместо термина “отказ” стали повсеместно употреблять термин “освобождение”. Однако ГК использует понятие “освобождение” наряду и параллельно с термином “отказ”.

Следует также отметить, что многие авторы отождествляют институт “освобождения от выплаты” с институтом “отказа в выплате”. В результате все названные случаи освобождения от выплаты (ст. ст. 962 – 965 ГК) квалифицируются ими либо в качестве одностороннего отказа страховщика от исполнения обязательства, что предусмотрено ст. 310 ГК, либо в качестве одностороннего отказа от исполнения договора, что предусмотрено ст. 450 ГК.

С этим нельзя согласиться по следующим основаниям.

Во-первых, ГК говорит об освобождении от выплаты и об отказе от выплаты как о достаточно самостоятельных институтах: положения, связанные с освобождением от выплаты, содержатся в ст. ст. 962 – 965 ГК, об отказе от выплаты говорится в ст. 961 ГК.

Во-вторых, отказ от выплаты – это односторонний акт страховщика, выступающего должником в обязательстве. Освобождение от выплаты односторонним актом страховщика выступать не может. Само значение термина “освобождение” показывает, что освободить сам себя от исполнения обязательства должник не может. Это может сделать либо кредитор в порядке прощения долга, как это предусмотрено ст. 415 ГК, либо закон, как это имеет место в рассматриваемой конструкции. Таким образом, освобождение от страховой выплаты – это установление закона. Другими словами, отказ от страховой выплаты производится в силу одностороннего волеизъявления страховщика, при освобождении от выплаты неисполнение страхового обязательства имеет место в силу закона.

Исходя из этого, следует полагать, что освобождение от страховой выплаты не основано на положениях ст. 310 ГК, посвященной одностороннему отказу от исполнения обязательства, и выступает самостоятельным основанием прекращения обязательства в силу требований закона (ст. 410 ГК).

Некоторые авторы считают, что отказ в выплате является следствием освобождения от выплаты. Однако ГК рассматривает освобождение от выплаты и отказ от выплаты в качестве самостоятельных оснований неисполнения страхового обязательства. Поэтому данная точка зрения представляется ошибочной.

Нет сомнения в том, что освобождение от выплаты, как, впрочем, и отказ от выплаты, выступает основанием прекращения обязательства (ст. 407 ГК).

В качестве своего последствия освобождение от страховой выплаты может означать либо прекращение договора страхования, либо его изменение. Например, если был застрахован один предмет страхования и именно по нему страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, то речь идет о расторжении договора. Однако если было застраховано 10 предметов, но страховщик освобождается от выплаты лишь по одному из них, не оспаривая своего обязательства по страховой выплате в отношении остальных девяти, то речь идет об изменении условий договора страхования. Частичное освобождение от страховой выплаты также означает изменение договора страхования.

Использование страховщиком права на освобождение либо на отказ от страховой выплаты влечет изменение или расторжение договора страхования без обращения в суд. Естественно, что, если страхователь не согласен с таким решением страховщика, он вправе обжаловать его действия в суд.

Возникает вопрос: могут ли стороны предусмотреть те или иные основания освобождения от страховой выплаты непосредственно в договоре? По нашему мнению, нет. Это мнение основано на том, что освобождение от выплаты является установлением закона и, следовательно, вводиться договором не может. К этому следует добавить, что с теоретической точки зрения освободить лицо от исполнения возложенной на него обязанности может какой-то субъект по отношению к лицу, ответственному за исполнение договора (должнику). Другими словами, ни самим страховщиком в силу его одностороннего акта, ни договором, стороной которого он является, освобождение страховщика от исполнения его главной обязанности, предусмотренной этим же договором и определяющей суть страхования, произвести нельзя.

Необходимо особо подчеркнуть, что применительно к тем основаниям освобождения от страховой выплаты и запретов на такое освобождение, которые устанавливает ГК, стороны не вправе производить какую-либо их корректировку посредством договора. Эти основания и запреты носят императивный характер и имеют прямое действие. Если стороны предусмотрят в договоре иное решение вопроса по сравнению с тем, которое предусмотрено ГК, будет действовать правовая норма. Исключение составляет ст. 964 ГК, которая носит диспозитивный характер. В соответствии с данной статьей стороны могут не применять установленный ею механизм освобождения от страховой выплаты. Отметим, что в данном случае речь идет не об установлении нового основания освобождения от страховой выплаты, дополнительного к предусмотренным законом, а о неприменении уже установленного законом основания, что разрешено самим этим законом. Причем речь идет о таких рисках, которые в отличие от общего порядка, предусматривающего освобождение страховщика от выплаты в случае их наступления, становятся предметом страхования.

Читайте так же:  Субсидии и льготы на квартплату для пенсионеров разбираемся что к чему

Таким образом, освобождение страховщика от страховой выплаты всегда имеет место в силу закона. Однако некоторые из установленных законом оснований освобождения от выплаты стороны в силу разрешения самого закона стороны могут не применять.

Освобождение страховщика от страховой выплаты следует отличать от неисполнения договора по причине признания его недействительным. При освобождении страховщика от страховой выплаты правомерность договора на момент его заключения сомнению не подвергается и он считается действующим до момента наступления страхового случая, в результате чего возникла обязанность страховщика по страховой выплате, однако обнаружились обстоятельства, освобождающие страховщика от этой обязанности. При признании договора недействительным он уже в момент своего заключения считается недействительным и, следовательно, вообще не порождает обязанности страховщика по страховой выплате.

Поскольку обязанность по страховой выплате всегда является следствием страхового случая, то включение в действие механизма освобождения от этой выплаты может иметь место лишь после того, как этот случай произошел. Иначе говоря, освобождение страховщика от страховой выплаты не охватывает ситуации, когда о неправомерном поведении страхователя стало известно страховщику еще до наступления страхового случая. В этой ситуации он может, если на то будут основания, поставить вопрос о расторжении договора.

Освобождение страховщика от страховой выплаты по причине неправомерных действий страхователя в то же время освобождает страховщика от страховой выплаты застрахованному лицу или выгодоприобретателю.

Что касается собственно института отказа страховщика от выплаты страхового возмещения, то сам ГК, как уже отмечалось, называет лишь один такой случай – при неисполнении страхователем и выгодоприобретателем обязанности по уведомлению страховщика о наступлении страхового случая (п. 2 ст. 961 ГК).

Для практики важное значение имеет вопрос: можно ли договором устанавливать дополнительные основания отказа в страховой выплате? Естественно, что сами страховщики крайне заинтересованы в наличии такой возможности.

По мнению Ю.Б. Фогельсона, это вполне допустимо, в обоснование чего он приводит следующий довод. Освобождение от выплаты и право отказать в выплате – разные правовые конструкции. Ограничения, накладываемые ГК в части оснований освобождения от выплаты, не распространяются на право страховщика отказать в выплате. Поэтому “дополнительные основания для возникновения права на отказ в выплате также могут быть предусмотрены в договоре. В данном случае это касается и грубой неосторожности, поскольку ст. 963 ГК ограничивает возможность регулировать в договоре только освобождение от выплаты, но не право на отказ в выплате” .

Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. 2-е изд., перераб. и доп. С. 215, 218 – 219.

В результате получается, что если, например, в соответствии с п. 1 ст. 963 ГК страховщик освобождается от страховой выплаты лишь тогда, когда страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, то можно включить в договор положение, согласно которому страховщик имеет право на отказ в такой выплате при наступлении страхового случая вследствие неосторожности страхователя.

При таком подходе фактически имеет место корректировка института освобождения от страховой выплаты посредством института отказа от нее, что представляется неправомерным, так как это ведет к искажению воли законодателя и целей правового регулирования страховых отношений.

Чтобы продемонстрировать несостоятельность вышеприведенной теоретической концепции, несколько видоизменим ситуацию. Согласно рассматриваемой точке зрения в договоре могут быть предусмотрены любые основания отказа в страховой выплате. Следовательно, эти основания могут касаться не только той сферы, где в соответствии с ГК страховщик освобождается от страховой выплаты, но и сферы, где он не освобождается от такой выплаты. Поэтому из данной концепции следует, что будет вполне правомерным отказ в страховой выплате в случае, например, если застрахованное лицо покончит жизнь самоубийством даже при условии, когда договор страхования действовал уже более двух лет. В результате возникнет ситуация, когда в соответствии с п. 3 ст. 963 ГК страховщик обязан произвести страховую выплату, а согласно договору имеет право отказаться от нее.

Таким образом, рассматриваемая концепция ставит договор выше закона, чем допускает возможность неисполнения его императивных предписаний. Кстати, при таком подходе в число оснований, предоставляющих страховщику право отказать в выплате, можно включить в договор не только грубую неосторожность страхователя, как это предлагается выше, но и простую неосторожность и вообще любое совершаемое страхователем деяние. При таком подходе регулирующая роль права приобретает призрачный характер, договор превращается в способ надувательства страхователей, а само страхование превращается в фикцию.

Между тем когда закон устанавливает основания освобождения или, напротив, неосвобождения страховщика от страховой выплаты, то он преследует задачу обеспечения сбалансированности прав сторон страхового правоотношения и защиту интересов страхователя как юридически менее защищенного субъекта этого правоотношения.

В итоге на вопрос, могут ли стороны в договоре страхования предусмотреть дополнительные основания, предоставляющие страховщику право на отказ от страховой выплаты, следует ответить отрицательно.

Читайте так же:  Как сохранить квартиру при разводе

В то же время надо сказать, что страховщики очень широко используют институт отказа в страховой выплате в своих правилах страхования – как путем введения условий, превращающих страховой случай в событие, не являющееся таковым, так и путем введения дополнительных оснований для освобождения страховщика от страховой выплаты. Чаще это граничит с полным пренебрежением предписаний страхового законодательства, но иногда выстраиваются довольно хитроумные юридические ловушки для страхователя, основанные на тонком использовании возможностей, которые предоставляет данное законодательство. Это позволяет страховщикам найти основания, позволяющие избежать исполнения своего страхового обязательства.

Статья 964. Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы

Статья 964. Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 964 ГК РФ

1. Если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие:

воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;

военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий;

гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.

2. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.

Статья 964. Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы

1. Если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие:

воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;

военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий;

гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.

2. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.

1. В комментируемой статье регламентированы основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы.

2. Освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы является частью механизма защиты его интересов, создающего условия для исключения потенциально возможных злоупотреблений со стороны иных участников отношений по страхованию, и допускается исключительно при наличии достаточных к тому оснований.

Указанные законодателем основания наступают в результате не включенных сторонами в договор в качестве страховых случаев обстоятельств, чрезвычайный и непредотвратимый характер которых не может быть подвергнут рисковой оценке. Их перечень содержится в п. 1 комментируемой статьи и включает страховые случаи, наступившие вследствие:

— воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;

— военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий;

— гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.

Указанное правило относится как к имущественному, так и к личному страхованию и имеет диспозитивный характер, поскольку законом или договором страхования может быть предусмотрено иное, например, обязать страховщика выплачивать страховое возмещение (страховую сумму) в отдельных (из перечисленных в комментируемой статье) случаях.

Перечисленные в п. 1 комментируемой статьи основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы должны являться непосредственной причиной наступления страховых убытков. Например, если застрахованное лицо в спешке спасалось из зоны военных действий и попало в аварию, то страховой случай не считается наступившим вследствие военных действий.

Представленный в п. 1 комментируемой статьи перечень оснований освобождения страховщика от выплаты страховой суммы является исчерпывающим, не подлежащим расширительному толкованию.

При его формировании законодатель исходил из общего принципа освобождения страховщика от исполнения соответствующей обязанности, в силу которого его действия считаются законными, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица (п. 1 ст. 963 ГК).

Однако при буквальном толковании п. 1 комментируемой статьи можно сделать вывод, что законодатель не исключает возможность на основании закона или договора как имущественного, так и личного страхования включить в страховое покрытие риски, связанные с воздействием ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения; военных действий, маневров или иных военных мероприятий; а также гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.

3. В п. 2 комментируемой статьи приведен перечень дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения за убытки, если они возникли вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

Вышеприведенный перечень дополнительных оснований — результат властных действий государственных органов, указанные основания представляют собой санкции, применяемые к лицу в соответствии с гражданским, административным и уголовным законодательством.

Под реквизицией понимается изъятие у собственника имущества в интересах общества по решению государственных органов в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (п. 1 ст. 242 ГК).

Как правило, реквизиция осуществляется возмездно — собственнику возмещается стоимость имущества, право на которое прекращается. Оценка реквизируемого имущества производится органом, осуществляющим реквизицию, на основании Федерального закона от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

Сущность конфискации состоит в лишении лица принадлежащего ему права. При этом в отличие от реквизиции, предусматривающей в случае устранения соответствующих обстоятельств возможность возврата лицу ранее принадлежавшего ему имущества, конфискационные меры таких последствий не предусматривают. В соответствии с п. 1 ст. 243 ГК РФ под конфискацией понимается безвозмездное изъятие имущества у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения в случаях, предусмотренных законом (ст. 104.1 УК; ст. 3.7 КоАП РФ).

Читайте так же:  Какие документы должны быть на земельный участок

Законодателем также установлено, что в случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть произведена в административном порядке. Решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

Указанное правило носит диспозитивный характер, поскольку договором имущественного страхования может быть предусмотрено иное, например, участники договора страхования имущества вправе предусмотреть, что страховщик будет обязан произвести выплату страхового возмещения и в том случае, когда убытки возникли вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов. Диспозитивность формулировки комментируемой статьи позволяет сделать вывод, что такие основания сторонами в договоре могут быть предусмотрены. Исходя из принципа свободы волеизъявления при заключении договора это означает право сторон на установление в договоре иных, кроме предусмотренных законом, оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Тем не менее следует отметить, что комментируемая статья отнюдь не предусматривает возможность в договорном порядке самостоятельно определить любые дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, она устанавливает лишь те основания, которые ею и закреплены в виде основного варианта ограничения ответственности страховщика. Подобные исключения из страхового покрытия весьма традиционны и включаются в большинство типовых договоров и стандартных правил страхования. С точки зрения правовой природы этих положений это так называемые общие условия договоров страхования, которые отражены в диспозитивных нормах закона.

Статья 964 ГК РФ. Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы (действующая редакция)

1. Если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие:

воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения;

военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий;

гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок.

2. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.

1. Необходимо отличать понятия “право на отказ” и “освобождение” от страховой выплаты. Правом на отказ страховщик может и не воспользоваться, а освобождение от страховой выплаты означает, что страховщик обязан отказать страхователю в выплате.

Комментируемая статья содержит нормы, предоставляющие право установить в договоре страхования основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы. Перечень данных оснований является исчерпывающим, и по общему правилу носит чрезвычайный характер. Данное правило относится как к имущественному, так и к личному страхованию.

Нормы комментируемой статьи носят диспозитивный характер и предоставляют сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определять дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы (см. Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2008 N 562-О-О).

Риски, указанные в п. 1 комментируемой статьи, могут быть приняты на страхование, однако это должно специально указываться в договоре.

2. Норма п. 2 комментируемой статьи также является диспозитивной. Здесь устанавливаются дополнительные основания освобождения страховщика от страховой выплаты, но исключительно по договору имущественного страхования.

Изъятие имущества может производиться в порядке и по основаниям, предусмотренным ст. 237 ГК РФ, конфискация – по основаниям, предусмотренным ст. 243 ГК РФ, реквизиция – по основаниям, предусмотренным ст. 242 ГК РФ; арест – по основаниям, предусмотренным ст. 140 ГПК РФ, ст. 91 АПК РФ.

3. Применимое законодательство:

– ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве”.

4. Судебная практика:

– Определение Конституционного Суда РФ от 15.07.2008 N 562-О-О;

– Определение ВАС РФ от 26.12.2012 N ВАС-16668/12 по делу N А63-916/2012;

– Определение ВАС РФ от 20.12.2012 N ВАС-16458/12 по делу N А12-23267/2011;

– Постановление Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 4561/08 по делу N А49-3418-2007-151-9-ГК;

– Определение ВАС РФ от 20.04.2009 N ВАС-3811/09 по делу N А55-6682/2008;

– Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.01.2011 по делу N А28-3041/2010.

Принцип свободы договора при установлении оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения

Изображение - Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения proxy?url=https%3A%2F%2Fmoluch.ru%2Fmedia%2Fcache%2Fc3%2F7e%2Fc37e50b4e96535338b7440976ffc3450

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Дата публикации: 04.02.2016

Статья просмотрена: 351 раз

Бурова А. Ю. Принцип свободы договора при установлении оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения [Текст] // Право: современные тенденции: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 77-80. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/180/9755/ (дата обращения: 29.03.2019).

В статье анализируются положения ГК РФ об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Рассматриваются различные подходы судов к данному вопросу. Исходя из принципа свободы договора, делается вывод о возможности включать в договор страхования дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Ключевые слова: свобода договора, формирование условий договора, договор страхования, выплата страхового возмещения.

Одним из проявлений принципа свободы договора является то, что «условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами» [1]. Данное положение, провозглашая свободу в определении сторонами условий договора, тут же ограничивает ее наличием определенных норм права, которые либо прямо запрещают сторонам включать в договор то или иное условие, либо предписывают определенное содержание условия без возможности его изменения (так называемые негативные и позитивные условия ограничения свободы формирования условий договора соответственно).

Читайте так же:  Сколько платят алиментов на одного ребенка

В вопросах договорной свободы интерес представляет не столько сама свобода, сколько ее пределы. Зачастую сформулированная в законе правовая норма не позволяет однозначно определить, можно ли сторонам отступить от этого правила; иными словами, предметом споров становится ситуация, когда в норме нет прямого разрешения на согласование сторонами иного содержания условия и одновременно нет прямого запрета на это.

Такая проблема возникает в судебной практике, в частности, по договору страхования, когда речь идет об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, которые установлены в ст.ст. 961, 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Анализ содержания данных статей не позволяет дать однозначный ответ на вопрос, является ли перечень оснований, приведенных в ГК РФ, исчерпывающим.

Проф. А. Г. Карапетов полагает, что политико-правовых оснований для принятия судом такого решения нет [6; с.125]. Во-первых, включение в договор такого условия имеет разумную причину: страховая компания обеспечивает себе защиту от страхового мошенничества (неофициальной продажи транспортного средства после его «кражи»). Во-вторых, другая сторона выразила свое согласие с договором страхования, а также с Правилами страхования, являющимися неотъемлемой частью договора, подписав его. В-третьих, на стороне страхователя выступала коммерческая организация, соответственно, речь шла о чисто коммерческом контракте, где у страхователя была возможность повлиять на условия договора или, по меньшей мере, выбрать другую страховую компанию, если его не устраивало данное условие. Таким образом, если бы на стороне страхователя выступал гражданин-потребитель, можно было бы рассуждать об экономической слабости потребителя, неравенстве переговорных возможностей и т. д.

Оставляя некую неясность, почему диспозитивная норма ст.964 ГК РФ оказалась неприменимой в данной ситуации, ВАС РФ обосновывает, почему нельзя применить ст.963 ГК РФ, предусматривающую, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя: «Кража автомобиля вместе с регистрационными документами не устраняет объективности его утраты» [5], «Наступление страхового случая не связано с нахождением в автомобиле документов и оставление их страхователем не способствовало совершению посторонними лицами кражи автомобиля» [5]. Правила абз. 2 п. 1 ст. 963 ГК РФ о возможности освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в случае грубой неосторожности страхователя также не применяются, поскольку в силу положений ГК РФ эти случаи должны быть прямо предусмотрены законом.

В целом, арбитражная практика складывается следующим образом: арбитражные суды, следуя логике Конституционного Суда Российской Федерации, обращают внимание на то, что в ст.964 ГК РФ есть фраза «если законом или договором страхования не предусмотрено иное», и признают возможность включения в договор страхования дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

Что касается судов общей юрисдикции, то еще до объединения Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) и ВАС РФ были приняты постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» [7], а также Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, утвержденный Президиумом ВС РФ 30.01.2013 (далее — Обзор) [8].

Выводы, сделанные в данных судебных актах, абсолютно противоположны тем, которые выработаны в практике ВАС РФ, опирающейся на позицию Конституционного Суда Российской Федерации. Так, в Обзоре указывается следующее: «Учитывая, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения, как отсутствие в страховом полисе указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, которое управляло им в момент ДТП, ни нормам ГК РФ, ни иным законом не предусмотрено, включение данного условия в договор страхования является противоречащим нормам ГК РФ и, соответственно, оно применяться не должно» [8]. Это же положение продублировано в п. 34 постановления Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 20. Таким образом, суды общей юрисдикции полагают, что именно законом установлен исчерпывающий перечень оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, и только основания из этого перечня можно включать в договор.

Насколько такая позиция соответствует принципу свободы договора и диспозитивному методу правового регулирования, используемому в гражданском праве?

Итак, во-первых, следует заметить, что ГК РФ действительно прямо не указывает на то, что перечень оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения является исчерпывающим. Поэтому исходя из принципа «разрешено все, что прямо не запрещено», стороны вправе согласовать в договоре страхования иные основания.

Во-вторых, необходимо обратить внимание на формулировку п. 1 ст. 964 ГК РФ: «Если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие: воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения; военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий; гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок».

Очевидно, что норма сформулирована диспозитивно. Для обоснования возможности включения в договор страхования дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения нужно использовать постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» [9]. П.1 указанного Постановления гласит: «В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней».

Читайте так же:  Может ли жена претендовать на квартиру мужа, купленную до брака

Таким образом, учитывая диспозитивность нормы п. 1 ст. 964 ГК РФ, стороны могут согласовывать дополнительные основания, поскольку толкование данной нормы с точки зрения принципа свободы договора разрешает это.

В этой связи интересным является мнение, высказанное Дедиковым С. В.: «Статья 964 ГК РФ, вопреки выводу высшего органа конституционного правосудия, отнюдь не предусматривает возможность в договорном порядке самостоятельно определить любые дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, а лишь те основания, которые ею и закреплены в виде базового варианта ограничения ответственности страховщика» [10; с.11]. Данный автор не отрицает того, что перечень оснований не закрытый, однако не соглашается с используемой судами методологией толкования правовых норм: «Когда в норме права указывается, что при отсутствии в законе или договоре либо только в законе или только в договоре иного наступают такие-то последствия, то соответствующее исключение не должно толковаться как выходящее за рамки диспозиции данной нормы — его применение означает лишь исключение оговоренных этой нормой правовых последствий» [10; с.11]. В таком случае получается, что диспозитивность нормы п. 1 ст. 964 ГК РФ ограничивается определенными пределами, что в целом допускает постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16, однако представляется, что здесь нет оснований толковать данную норму ограничительно:

1) Включение дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения не нарушает существо законодательного регулирования договора страхования, поскольку, во-первых, это прямо не запрещено нормами ГК РФ, а во-вторых, вполне естественно, что страховщики пытаются обеспечить себе защиту от различных злоупотреблений со стороны страхователей. Ключевой момент заключается в том, чтобы у страховой компании были разумные причины на включение в договор того или иного основания освобождения, другими словами, необходимо проверять, не наличествует ли злоупотребление правом со стороны страховщика, выражающееся в установлении множества дополнительных препятствий и преград с одной единственной целью — не выплачивать страховое возмещение своим контрагентам.

2) Включение дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения не препятствует защите особо значимых охраняемых законом интересов и само по себе не создает грубого нарушения баланса интересов сторон. В данном случае, правда, необходимо сделать акцент на защиту слабой стороны договора — когда в качестве страхователя выступает гражданин. Судам следует более тщательно исследовать условия таких договоров, проверяя, не содержат ли такие договоры явно несправедливые условия.

Таким образом, полагаем, что с учетом вышесказанного, позиция ВС РФ не является правильной, а перечень оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения не является исчерпывающим. Иное противоречило бы принципу свободы договора.

Однако какой подход преобладает в судебной практике сейчас, после разъяснений ВАС РФ, касающихся договорной свободы? Судебная практика по-прежнему не единообразна. Так, например, Арбитражный суд Волго-Вятского округа, ссылаясь на постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 № 20 и на Обзор судебной практики ВС РФ от 30.01.2013, оставил в силе постановление арбитражного апелляционного суда, которым было удовлетворено требование страхователя о взыскании страхового возмещения, указывает: «…приведенные нормы ГК РФ, а также иные законы и правовые акты не предусматривают такого основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования, как наступление страхового случая в форме ущерба при использовании транспортного средства лицом, не указанным в договоре страхования в качестве допущенного лица» [11].

При этом, исследуя одно из последних определений Судебной коллегии по гражданский делам ВС РФ по страховым спорам, можно сделать вывод, что в настоящее время ВС РФ всё-таки не отрицает возможности включения в договор дополнительных оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения: «По смыслу приведенных выше правовых норм, стороны вправе включать в договор страхования условия, предусматривающие в том числе основания для отказа в выплате страхового возмещения, не противоречащие императивным нормам закона» [12].

Нет видео.
Видео (кликните для воспроизведения).

Этот подход, базирующийся на принципе свободы договора, представляется более правильным, поскольку оснований для того, чтобы сделать перечень оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения закрытым, нет. Тем не менее, при исследовании договорных условий, которые предполагают дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, необходимо иметь в виду, что такие условия могут нарушать баланс интересов сторон либо ущемлять интересы слабой стороны договора, поэтому стороны так или иначе ограничены в свободе формирования таких условий.

Изображение - Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения 457334143346008
Автор статьи: Екатерина Павлова

Позвольте представиться. Меня зовут Екатерина. Я уже более 12 лет работаю юристом. Считая себя специалистом, хочу научить всех посетителей сайта решать сложные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести как можно доступнее всю требуемую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 5 проголосовавших: 9

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here